e77b74a6

Ф Лекси - День Равновесия



Ф Лекси
Д Е Н Ь Р А В Н О В Е С И Я
(обеденный перерыв)
В этот день двое беспорядочно и, казалось бы, бессмысленно слонялись
по городу. С ними была неведомая цель и белая сумка, забрызганная мар-
товской грязью.
Один из них был отчетлив и выразителен; его внешности не хватало раз-
ве что воинского шлема с черным страусовым пером - поэтому, возможно, на
нем выделялись шарф, завязанный винтом, и короткие сапожки. Второй был
веселее и общительнее, в его одежде ощущался стиль - подтянутый и однов-
ременно распущенный, а в его глазах - то, что он еще очень молод. Перво-
го звали Гарибальд, а второго - Плиний. Оба были одинакового роста, но
Гарибальд почему-то казался выше.
Они появлялись то там, то здесь, останавливались, снова шли, влекомые
своей неведомой целью; иногда в руке одного из них возникал яркий крас-
ный цветок, и тот, почтительно склонившись, вручал его какой-нибудь де-
вочке - и оба снова шли. В городе было полно людей - в этот день в горо-
де всегда много людей - и Гарибальд внимательно вглядывался в лица, не
пропуская ни единого; а Плиний рассматривал их просто так, казалось бы,
из праздного любопытства и оттого, что ему нравится смотреть по сторо-
нам. Чаще цветок оказывался в руке у Плиния, реже - у Гарибальда, и
только два раза они дарили одновременно - сразу два цветка; один раз это
было в метро, когда девочка сидела и обреченно читала какой-то учебник,
вынутый из сумки, и подняла свой удивленно-восторженный взгляд - а глаза
у нее были такие же, как вылинявшие джинсы; а в другой раз это было во
дворе, где много одинаковых домов вокруг, но лишь здесь солнце светило
ярче всего - потому что оно отражалось в веснушках и оранжевых волосах
своего десятилетнего творения, перегребавшего воду из одной лужи в дру-
гую... она даже испугалась, кажется - ей еще никто ничего подобного не
дарил - но вспомнила, какой сегодня день, и солнце вспыхнуло еще ярче...
-...И все же я не могу понять, - сказал Гарибальд, - может быть, на
этот раз ее просто нет?
- Смотря как искать, - сострил Плиний, - Может быть, попробовать мне?
..
Гарибальд издевательски улыбнулся.
- Тебе хватит. В нашей сумке еще много цветов...
- "Его нельзя отдать кому попало - ведь он только один". Да?
- Ты помнишь полностью это стихотворение?
- Помню. "Всплывает из многоточия Черный Тюльпан, и черные языки вы-
сунулись отовсюду; все жаждут смерти, но некому обрести..."
- Смерти сегодня не надо, - возразил Гарибальд, - Цвет смерти - бе-
лый, а черный - это совсем другое... Это - предупреждение... Это - самый
яркий контраст... Настоящая красота - это почти оружие, и ей необходим
такой цвет...
Плиний пожал плечами.
Они снова дарили цветы, и солнце уже клонилось к закату - только сре-
ди сотен лиц все никак не было того, которое необходимо было найти, и
Гарибальд становился все печальнее.
-...И все же каждый человек красив по-своему, - сказал Плиний.
- Да, - согласился Гарибальд, - но считать всех одинаково красивыми -
значит просто не различать.
- Просто у каждого своя красота; ты заметил, что мы практически не
пересеклись в выборе?
- Да.
- И если бы каждый дарил цветы, то у каждой было бы по красному
тюльпанчику...
- К сожалению, это не так... Хотя сама по себе игра забавна. Но
кто-то не поймет этой игры, а кто-то не поймет, что это вообще игра...
Ты знаешь, почему все наши тюльпаны красные?
- Знаю.
Гарибальд смотрел на низкое солнце.
- А может быть, это и к лучшему...
Плиний был младше и оптимистичнее:
- Пустяк,



Назад