e77b74a6

Ф Лекси - Иден



Ф Лекси
И Д Е Н
Это насекомое, сказал Локи, оно развивается в организме человека. Че-
рез год человек умирает, а взрослые особи живут только однажды в течение
4 июня. Нет, усомнился Моррисон. В этой логике есть какой-то ущерб.
Это ретровирусная инфекция, сказал Локи. Все очень просто. Нет, это
болезнь души, сказал Моррисон. Чепуха, возразил Локи. Это телесный не-
дуг. И именно бремя неестественной работы организма ложится на психику
так, что это создает тот облик видоизмененного сознания и поведения, ко-
торый в первую очередь и отмечают все посторонние. Все сходится, сказал
Моррисон. Только почему этот облик остается неизменным в течение всего
года?
Они шли слишком быстро. Тонкие травинки пробивались между плиточками,
потому что здесь давно никто не ходил, и подняв взгляд Локи заметил, что
небо стало пасмурным. Ему показалось, что и это заранее включено в се-
годняшний распорядок явлений.
Он вспомнил камни на берегу, свежевыкрашенные скамейки на стадионе и
Обращение Кларка, который год уже висевшее на пристани: "Уважаемые дамы
и господа, это тайна. Если хотите, это просто красивая бессмыслица, но -
тактичность цивилизованных людей подсказывает нам отнестись снисходи-
тельно к обычаям здешних аборигенов, связанным со днем 4 июня - тем бо-
лее что во всем остальном они удивительно похожи на нас с Вами, не так
ли? Поэтому. Давайте не нарушать эту странную природу вещей! Не судите
меня строго; так же, как и Вы, я не знаю, что такое иден, я просто бе-
русь утверждать, что не стоит сюда вмешиваться - и это единственное, что
побуждает меня говорить все это."
Как они, спросил Моррисон?
Они нас не видели - Локи обернулся и заметил две фигурки, шедшие да-
леко сзади - мы их здорово обогнали. Теперь успеем. Пожалуй, даже стоит
подождать.
А может быть, прав был Кларк, спросил Моррисон?
Просто Кларк был первым, кто обратил на это внимание, возразил Локи.
Но он не интересовался. И поэтому призывал не вмешиваться. А мы должны,
потому что...
Да, сказал Моррисон. Мы интересуемся. А скажи, тебе не жалко Эннабел?
Локи оглянулся.
Эннабел и Меб шли медленно, разговаривая о чем-то, их лица были
серьезны, а походка осторожна и словно оторвана от земли, Локи никогда
не мог понять, откуда берется такая походка. Впрочем, подумал он, у двух
подружек всегда найдется тема для беседы настолько важной, чтобы не за-
мечать ничего вокруг. Тем более сейчас.
Иден, сказал он. Мне не нравится это слово. Хорошо бы его чем-нибудь
заменить.
Слово-то заменить можно, сказал Моррисон. Но что делать с теми, кото-
рые от него умирают?.. И, собственно, они сами говорят это слово.
Локи снова задержался у поворота, и, оглянувшись, видел мелькнувший
профиль Эннабел и безразличие ее тонких губ, сгиб руки под просвечиваю-
щей ветровкой и плавную тень по точеному рельефу ног... Даже здесь Энна-
бел не могла изменить себе - очертание буквально каждой детали бросалось
в глаза, и стройность линий подчеркивалась ледяной отрешенностью и чис-
тотой движений.
"Кстати... Почему именно через год?.."
Локи ничего не ответил, думая о своем.
Они услышали далекий гудок теплохода, означавший начало идена. Тепло-
ход уже час стоял на рейде, а сейчас он разворачивался и уходил в океан.
На этом теплоходе должны были уплыть Локи и Моррисон, но никто не должен
ничего заметить, потому что Кузьмич и Гугенхеймер наверняка догадались,
что сделать.
Они были вооружены всеми патентованными и непатентованными средствами
защиты от идена. Одежда без складок,



Назад